На что не стыдно попросить со всего мира: опрос семей

Уже привычным стало просить деньги на дорогие операции, лекарства, инвалидные кресла. Но приемлемо ли собирать всем миром деньги на повседневные нужды? Мы провели опрос и услышали разные мнения

Фото с сайта incolors.club

В жизни любой семьи может случиться экстренная ситуация, с которой невозможно справиться в одиночку. Во все времена в таких случаях обращались за помощью в мир, к людям. А что, если возникает нужда в том, что не является первой необходимостью, но собственных средств не хватает? Например, если нужны деньги на поездку в отпуск для многодетной семьи — прилично ли в подобных случаях просить у людей?

На какие цели этично просить деньги?

Александра Чуповская, одна воспитывает сына, эколог, 35 лет:

— Бесспорно, мало, что может сравниться с ценностью человеческой жизни. Поэтому сравнивать важность дорогостоящей операции и покупки планшета ребенку нелепо.

Но ведь и жить как на войне, — не умираем, значит, ничего и не надо, тоже невозможно.

У людей есть потребности, не только связанные с выживанием. Так что попросить, на мой взгляд, можно на что угодно, на то, в чем нуждается семья. А дальше только даритель вправе решать, готов ли он вкладывать средства в то, что не спасает, но улучшает качество жизни тех, кто нуждается.

Вероника Малышева, мама 4 детей, медицинский работник, 39 лет:

Фото с сайта womma.org

— Приемлемо просить деньги только на лечение. Без всего остального можно и обойтись. Жить нужно по средствам, а если этих средств не хватает, значит, пока придется смириться и выстроить свой образ жизни без этого.

Просить у людей решить твои бытовые проблемы не то чтобы стыдно, скорее странно. Для меня значительно более правильно рассчитывать на себя и на те льготы, которые предоставляет государство. Причем совсем не нужно, чтобы государство взяло нас на полное обеспечение, кормило, везде пускало бесплатно, достаточно скидок. Если такая помощь организована разумно, то и обращаться к людям через соцсети и благотворительные фонды не понадобится.

Евгений Малышев, папа 4 детей, тренер, 40 лет:

— Не вижу ничего плохого в том, чтобы люди, которые хотят участвовать в жизни других и могут это сделать, помогали нуждающимся семьям и давали деньги именно на то, что нужно. Но вот вопрос: что, если эти средства, потраченные на отдых или на компьютер, кому-то значительно нужнее? Нужнее для того, кто на грани жизни и смерти?

Кроме того, при таких «некритичных» просьбах всегда задаешь себе вопрос: в какой момент пора остановиться?

Предположим, я прошу на хороший образовательный лагерь для ребенка. Деньги успешно собраны. Но через некоторое время встает следующая проблема, скажем, ребенку нужен хороший планшет для занятий в компьютерном кружке. Снова просить? Где та грань, за которой просьба о действительно важном и непосильном для родителей превращается в лукавство?

Марат Шахин, папа 7-летнего Ивана, педагог, 40 лет:

— Я иногда думаю, обязательно ли собираемые средства должны быть «целевыми». Понимая все резоны сбора именно на конкретику, все-таки приходит мысль:

так ли уж важно содержание просьбы, если ты доверяешь просящему, если считаешь семью порядочной, разумной?

Почему бы не дать возможность самим решить, на что актуально потратить именно сейчас? Ведь есть семьи, в которых не хватает средств не на что-то одно, конкретное, а просто хронически не хватает, семьи, где живут трудно. Может быть, эти деньги будут потрачены на детские книжки или на поход на концерт, или отложены на «черный день» — какая разница?

Андрей Дя, папа 9 детей, врач, 43 года:

— У нас был такой случай: в нашем храме регулярно устраивают молебен, посвященный созданию семьи, после одного из таких молебнов было принято решение собрать деньги одной из многодетных семей. Идея состояла в том, чтобы средства пошли на то, что семья самостоятельно в ближайшее время не осилила бы, на то, что сделает жизнь семьи лучше, комфортнее. Выбрали нас.

Благодаря этим деньгам мы смогли купить новый холодильник, а оставшуюся сумму хотели вернуть. Но разговор зашел о том, кто и как у нас моет посуду. В результате люди, которые нам помогали, подумали, что неплохо бы на оставшиеся деньги купить посудомоечную машину. Это не была наша просьба, просто все так устроилось. Я понимаю людей, которые просят и ни в коем случае не осуждаю их.

Даша Дя, мама 9 детей, 39 лет:

— У нас есть потребности, без которых нам невозможно жить. Например, машина. Она есть, но ей уже 13 лет, и она постепенно разваливается. И все-таки просить денег на машину мне совесть не позволяет.

Такая же ситуация с дачным домом: конечно, у нас нет возможности его ремонтировать, да мы и перестали в него помещаться все вместе. Но у меня и на это не поднимется рука просить.

Бывают и такие случаи, когда другой выход найти сложно. Так, у нас одежда и обувь переходит от одного ребенка к другому, но

однажды зимняя обувь развалилась сразу у троих детей. Вот в таких неожиданных ситуациях и приходится просить.

Или, например, у нас площадь квартиры маленькая, дети часто болеют – если заболевает один, заражаются и другие.

Одно дело купить антибиотики одному ребенку, совсем другое – всей семье.

В любом случае, я думаю, что сумма, которую просит человек, должна быть не баснословной.

Валентина Никулина, мама 8 детей, инженер-связист, 43 года:

— Прежде всего, не стыдно попросить на лечение. У меня трое детей инвалиды, и я точно знаю, что лечение бывает таким дорогущим, что с протянутой рукой по миру пойдешь.

Кроме того, очень актуален сбор средств на решение жилищного вопроса. Причем было бы здорово не просить собрать деньги на улучшение жилищных условий, а организовать что-то вроде «кассы взаимопомощи» — например, сегодня собирают на жилье нашей семье, а завтра, когда понадобится помощь, мы поможем. У многих других народов именно так и принято поступать, ведь вместе всегда легче.

Татьяна Кулакова, мама троих детей, 37 лет:

— Просьба может быть разной, но важно, чтобы человек действительно нуждающимся был. Это может быть что-то для быта, например, транспорт. В сельской местности он особенно актуален. Я думаю, что лучше просить на что-то разовое, например, образование должно быть регулярным, а будут ли давать деньги постоянно, неизвестно – как тогда семья будет выкручиваться?

Гаянэ Багдасарян, мама 4 детей, финансовый контроллер, 37 лет:

— Говорят «Просите – и вам будет дано». Если человек просит, значит, он нуждается. Так что если есть что дать и кому принять, почему бы и нет?

Сергей Озарин, отец 11 детей, системный администратор, 35 лет:

— Думаю, что просить вполне этично на то, что нужно семье. Со всех сторон твердят, что для многодетных все бесплатно или скидки огромны, но по факту оказывается, что все не так просто. Вот представьте: мама у нас в декрете, я работаю в церковной организации. Для того, чтобы поехать, например, на море, нужно около 300 тысяч – собрать такую сумму нереально.

Без поездки на море, конечно, можно и пережить. Для меня более важен вопрос образования. Поэтому вот другой пример:

мы отдали наших мальчиков на хоккей, однако оплата формы, самих занятий…в общем, через год стало ясно, что не потянем.

Попробовали другой кружок – спортивную борьбу. Но тренер говорит: «Мне на бесплатные занятия выделен только час, а чтобы был результат, нужно три часа в неделю».

Пожалуй, единственное место, куда мы реально можем ходить все вместе бесплатно – это зоопарк.

Так что для того, чтобы поднять детей, помощь бывает нужна не только в ситуациях экстремальных, но и обычных жизненных.

Приемлемо ли для вас просить деньги на отдых?

Валентина Никулина, мама 8 детей, инженер-связист, 43 года:

— Я не стала бы просить на отдых. И не потому, что это неважно. Просто мы стараемся изыскивать необходимые на поездку средства самостоятельно, тщательно планируем бюджет, понемногу откладываем весь год. Я считаю, что то, сколько у нас детей – это наше серьезное решение, поэтому просить о сборе денег в бытовых ситуациях, с которыми трудно, но возможно, справиться самим, неправильно. Это при том, что мы получаем пособие по инвалидности и не считаемся малоимущими, так что на летний отдых детей, на лагеря, мы ни копейки не получаем.

И все-таки если я знаю, что есть шанс потянуть расходы самим, то зачем я буду ныть и просить. Тоже самое касается и дополнительного образования детей. Все наши дети при деле – занимаются в художественной школе, спортом, но и с этим пока удается справиться самим: я стараюсь находить варианты скидок, или оплачиваю в рассрочку, договариваюсь. На самом деле, даже в коммерческих организациях стараются идти на встречу. Однако я далека от осуждения тех, кто просит на бытовые нужды, ведь жизненных ситуаций огромное множество – как, например, выжить с детьми при потере кормильца?

Вероника Малышева, мама 4 детей, медицинский работник, 39 лет:

— Я бы точно не просила на отдых. Сейчас ситуация в нашей семье такова, что мы можем позволить себе только съездить куда-нибудь на пару дней с палаткой. Несомненно, хотелось бы отправиться на несколько недель к морю и обидно, что это невозможно сейчас. Ну что ж! Ничего – подождем. Аргумент, который недавно был в социальных сетях, о том, что «если собирать деньги на отдых, то и на лечение меньше понадобится», несостоятелен. Отдых – дело приятное, но честно говоря, с болезнями и лечением он связан косвенно.

Татьяна Кулакова, мама троих детей, 37 лет:

— Просьба – это искушение и для самого просящего –

нужно почувствовать и осознать, когда ты реально не справляешься, а когда уже просто облегчаешь себе жизнь за счет других людей.

Поэтому, наверное, можно попросить на какой-то скромный отпуск. Весь вопрос в мере.

Гаянэ Багдасарян, мама 4 детей, финансовый контроллер, 37 лет:

— Все же я бы не стала просить на отдых. Если это не вопрос жизни и смерти, я буду стараться искать другие способы решить проблему. Например, если мне нужен ноутбук, я не стану выяснять, у кого попросить, лучше попробую найти вариант заработать на него. Тем более что прекрасно понимаю выбор, перед которым стоит дающий – у него есть некоторая сумма и именно ему придется решить, отдать ее на чей-то ноутбук или на лечение тяжелобольного.

Даша Дя, мама 9 детей, 39 лет:

— Я не стала бы просить на отдых. Это слишком большие суммы. Мы были на море единственный раз и то каким-то промыслом Божьим, потому что следующий год был очень тяжелым, и, видимо, нам нужно было тогда отдохнуть. Больше мы не ездили ни разу.

Марат Шахин, папа 7-летнего Ивана, педагог, 40 лет:

— Единоразовая просьба, скажем, на отдых, не решает проблему кардинально. Собрали деньги на одну поездку – это хорошо. Но ведь каникулы-то каждый год. А значит, проблема будет вставать снова и снова.

Приходилось ли вам просить деньги? Какие чувства испытывали в такой ситуации?

Валентина Никулина, мама 8 детей, инженер-связист, 43 года:

— У меня совсем недавно был случай, когда пришлось обратиться в волонтерскую организацию, правда, не за деньгами – нужно было посидеть с самыми младшими. Очень порадовало, что достаточно было кинуть клич и люди откликнулись.

Мне не стыдно попросить, если я не справляюсь, потому что я точно знаю, что честна – не надумываю ситуацию, не преувеличиваю и не драматизирую, обращаюсь за помощью тогда, когда исчерпала все свои возможности.

Это честно.

Вероника Малышева, мама 4 детей, медицинский работник, 39 лет:

— Я совсем не умею просить.

Наверное, это и гордость, и страх – не хочется, чтобы тебя обсуждали за спиной.

Да и как я попрошу, например, на отпуск на месяц за границей, зная, что есть и те, кто на неделю в ближайшее Подмосковье не может детей вывезти? И еще мне кажется, что если человек тебя знает, видит твою ситуацию и хочет помочь, то поможет без просьб. В нашей жизни так бывало.

Наталья, мама троих детей, воспитатель семейного детского сада, 25 лет:

— Когда обращалась за помощью к друзьям, чувствовала себя вполне нормально. А вот выкладывать просьбу на сайт…вряд ли я бы на это пошла. Во-первых, не любую ситуацию хочется открывать перед всеми, а во-вторых, есть страх осуждения.

В России вообще не сформирована культура просьбы. Считается, что попросить, значит, унизиться, расписаться в полной своей несостоятельности.

Более того, даже сами просящие порой презирают самих себя, считают и себя и других просящих чуть ли не маргиналами.

У нас принято обращаться за помощью к родственникам, и это понятно, но ведь если следовать православной традиции, то и прихожане одного храма, и вообще люди – это братья и сестры, а значит, просить не зазорно.

Даша Дя, мама 9 детей, 39 лет:

— Просить безумно, невозможно трудно, приходится перешагивать через себя.

Люди волей неволей смотрят на твою ситуацию со своей стороны и думают приблизительно так: «Если бы я получала столько, мне бы на все хватало, а они просто не умеют расходовать деньги».

Я и сама раньше так думала. Неприятно, когда тебя просчитывают и говорят, что вы живете не по средствам. Люди просто не были в такой ситуации.

Сергей Озарин, отец 11 детей, системный администратор, 35 лет:

— Один наш ребенок нездоров. Когда мы узнали об этом, испытывали только шок. Больше не было никаких чувств. Нам не пришлось просить о помощи, просто узнав о том, что случилось, даже не спрашивая нас, для нашего ребенка собрали деньги. Конечно, мы чувствовали огромную признательность и благодарность. Затем понадобилась реабилитация, требующая больших финансовых вливаний – в этой ситуации пришлось просить самому – сначала мучила мысль «кого волнует моя проблема?», я испытывал смущение, но знаете,

когда понимаешь, что твой ребенок может остаться в состоянии полной обездвиженности, уже не до того, чтобы копаться в собственных чувствах.

Гаянэ Багдасарян, мама 4 детей, финансовый контроллер, 37 лет:

— Я не попадала в ситуации, когда приходилось просить, чаще была на стороне дающего. С деньгами расставалась легко, помогала. Сейчас, когда уровень достатка снизился, перейти на сторону просящего мне довольно трудно. Все-таки для меня лучше работать, где угодно, затянуть пояса, чем просить. Единственное, если бы что-то действительно плохое случилось с близкими, конечно, я бы стучала во все двери.

Татьяна Кулакова, мама троих детей, 37 лет:

— Здесь и страх показаться неудачником, и гордыня, и другие чувства.

Сначала, когда друзья предлагали детские вещи, я и сама думала: «Как это они смеют мне предлагать поношенную одежду?! Они что же – думают, что я нищая?»

К третьему ребенку я расслабилась, все эти мысли ушли, и я стала понимать, что друзья правы – дети растут быстро и выбрасывать одежду глупо.

Андрей Дя, папа 9 детей, врач, 43 года:

— В нашей жизни была ситуация, когда сразу пятерым из наших детей понадобились очки. Приходится идти просить, и стесняешься, и все равно идешь, потому что надо. Когда деваться некуда, уже не на своих чувствах концентрируешься, а на том, что других вариантов нет.

Почему некоторые люди даже в критических ситуациях не могут попросить о помощи?

Сергей Озарин, отец 11 детей, системный администратор, 35 лет:

— Кто-то боится косых взглядов и неслучайно.

Например, есть родители  на занятиях в детском спортивном кружке, которые презирают нас за то, что мы не можем отправить детей на спортивные сборы.

Бывает, что пугает бюрократизм – достаточно сложно получить бумаги с обоснованием для сбора средств, получается, что по знакомым и друзьям собрать проще.

Александра Чуповская, одна воспитывает сына, эколог, 35 лет:

— Просить не стыдно, просить страшно.

Страшно, что осудят, что обязательно найдется тот, кто злобно скажет: «Надо было думать раньше – зачем рожали, зачем разводились? Почему не предусмотрели?»

Хотя я думаю, что прежде, чем осуждать человека, надо пройти его путь. Кроме того, есть ситуации, в которых нельзя не попросить.

Если человек серьезно болен, не использовать абсолютно все возможности просто преступление! Тут уже уходят на второй план все аргументы «против», и страх, и стеснение, и обида.

Марат Шахин, папа 7-летнего Ивана, педагог, 40 лет:

— Когда речь идет о благополучии семьи, это не только об отношениях, атмосфере, любви. Это и о материальном благополучии тоже. И получается, когда просишь, приходится признать свою, пусть и частичную, неблагополучность. А это тревожно. И тяжело. Наверное, поэтому хочется как-то до последнего трепыхаться и не просить.

Leave a Comment.